Когенерационная теплоэнергетика уже сейчас «зеленее» другой теплоэнергетики


Интервью с заместителем генерального директора ПАО «Т Плюс» по коммерции и развитию Александром Вилесовым о трансформации ОРЭМ, развитии ВИЭ, перспективах теплоснабжения и претензиях ФАС.



1. В настоящее время рыночное сообщество обсуждает возможные изменения в модель организации оптового рынка. Какое ваше экспертное мнение относительно требуемых первоочередных изменений, должны ли они быть косметическими или необходима полная переработка модели?


Если под рыночным сообществом понимать потребителей, производителей и регуляторов, то обсуждают они разное, реализуя в этих обсуждениях свои краткосрочные задачи. Потребители, на мой взгляд, привыкли к относительно низким ценам, которые хотят сохранить. Производители рассчитывают, что инвестиции станут возможны не только по специальным ценам ДПМ-1,2, но и для любой мощности с минимальным рыночным риском. А регуляторы балансируют между этими силами, и кроме того вынуждены брать ещё множество производных: от «зеленой повестки» и поддержки за счёт рынка специальных проектов (типа утилизация отходов) до поддержки экономик «особых» территорий или энергоёмких кластеров и т.д. и т.п.


Такая разнонаправленная деятельность всё больше и больше уменьшает ареал универсальных правил игры в пользу специальных правил, которые всё сложнее без кавычек называть рыночными. В модели рынка становится меньше универсальных алгоритмов и всё больше тонких (и не очень) настроек.


Я бы рискнул предположить, что в долгосрочной перспективе, только генерирующие активы с высокой степенью теплофикации и интеграции в схемы централизованного теплоснабжения городов (а кстати, и в схемы электроснабжения) имеют право продолжать использовать ископаемое топливо, а остальное должно «позеленеть» либо в варианте «атом», либо в варианте «ВИЭ» или в их сочетании. Нужны эффективные и экологичные технологии сжигания (ПГУ), вероятно с опцией использования в них водорода, улавливанием СО2, а также гарантии о неизменности правил формирования цены на второй продукт когенерации – тепловую энергию.


В силу вероятного развития «активных энергоцентров» (того, что сегодня называется «energy.net») и сглаживания пиков потребления, оптовый рынок будущего выглядит как рынок одного товара – электроэнергии (а не мощности), с большей долей цен по LCOE и меньшей долей спотовых цен, на котором цены могут колебаться в гораздо более широком диапазоне, чем сейчас.


Что касается тактических изменений – то сейчас на рынке происходит то, что в литературе деликатно называется «красным океаном» и любые мои комментарии как одного из участников, едва ли уместны…


Способность ответственно обсуждать будущее, не утопая в текущей сваре – вот главный вызов, стоящий на мой взгляд, перед нашим рыночным сообществом.


2. Насколько тогда оправдано продление программы КОМмод, учитывая, что нам нужна другая структура и качественно других мощностей? Это же не что иное, как консервация отсталости энергосистемы.


Если Минэнерго России продлевает программу КОМмод, кстати говоря, снова изменяя её условия после заслушивания мнений всех сторон, следовательно её продление не только оправдано, но и одобрено сообществом. Мнения о «консервации отсталости» носят, на мой взгляд спекулятивный характер и высказываются партией с названием «а давайте ничего не делать».



3. Как вы в целом оцениваете для себя результаты участия в первой программе КОМмод? Учитывая, что модернизация должна приводить к росту эффективности генерирующих мощностей, насколько в принципе целесообразна такая поддержка?


Без этой поддержки нет условий для окупаемости даже тех незначительных, в сравнении с первым ДПМ, вложений, на которые пошла компания.



4. Если эти проекты неэффективны, почему потребитель должен за них платить, какая цель их реализации?


Откуда следует что они неэффективны? Ведь теперь, когда всё уже сделано «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». К моменту начала программы была в стране большая доля мощностей, достигших конца ресурса? «Да!» К моменту начала программы могли мы планировать замены на импортные или отечественные ПГУ? «Нет». Цены на КОМ достаточны для нормальной модернизации? «Нет».


Потребитель всегда и везде платит за все решения. В случае с КОМмод о нём позаботились, чтобы он заплатил минимум из возможного, но как говориться «хорошими делами не прославишься» и теперь регуляторы получают критику от стороны, чьи будущие издержки были снижены…



5. Должны ли разрабатываемые изменения в модель ОРЭМ учитывать общемировые тенденции по энергопереходу и перспективное увеличение доли ВИЭ в энергобалансе страны?


Вспомнился анекдот, про «не из железа ли сделан танк?». В этом вопросе содержится и ответ.


Слышал про два подхода определения «доли ВИЭ»… Тезис, выдвигаемый системным оператором (как я его вольно, да простят меня коллеги, здесь интерпретирую): при заданной сумме технологий производства, передачи, профилей потребления и средств диспетчерского управления доля ВИЭ не может быть безопасно больше N%. Это максимум, до которого можно дойти в зависимости от располагаемых экономических ресурсов и пересмотреть этот уровень возможно, если добавится приемлемая технология накопления, либо профиль потребления кардинально изменится.


Второй способ, «идти от клиента»: кто хочет и готов экономически (в том числе благодаря мерам государственной поддержки) – тот отстыковывается от единой энергосистемы на технологии ВИЭ и прокладывает свою лыжню в будущее.


Ведь никто не планирует баланс рыбы и мяса в стейках для ужинов в стране, зачем планировать ВИЭ в энергобалансе, если оно уже может само уверенно экономически обустроиться?



6. Да, но в настоящее время стоимость ВИЭ уже близко подобралась к стоимости традиционной генерации, а условия проведения КОМ не предполагают возможности участия ВИЭ. Кроме того, причиной энергокризиса в ряде зарубежных стран называют именно отсутствие перспективного планирования энергосистемы с учетом стремительного роста ВИЭ. В этой связи разве мы не должны изначально моделировать рынок с учетом особенностей использования ВИЭ?


Во-первых, если и сблизились, то стоимости производства энергии. Издержки на хранение или резервирование, которые решены для традиционной генерации, пока не учтены.


Во-вторых, откуда условие об обязательной интеграции ВИЭ в ЕЭС? Когда это был старт-ап под к