Когенерационная теплоэнергетика уже сейчас «зеленее» другой теплоэнергетики


Интервью с заместителем генерального директора ПАО «Т Плюс» по коммерции и развитию Александром Вилесовым о трансформации ОРЭМ, развитии ВИЭ, перспективах теплоснабжения и претензиях ФАС.



1. В настоящее время рыночное сообщество обсуждает возможные изменения в модель организации оптового рынка. Какое ваше экспертное мнение относительно требуемых первоочередных изменений, должны ли они быть косметическими или необходима полная переработка модели?


Если под рыночным сообществом понимать потребителей, производителей и регуляторов, то обсуждают они разное, реализуя в этих обсуждениях свои краткосрочные задачи. Потребители, на мой взгляд, привыкли к относительно низким ценам, которые хотят сохранить. Производители рассчитывают, что инвестиции станут возможны не только по специальным ценам ДПМ-1,2, но и для любой мощности с минимальным рыночным риском. А регуляторы балансируют между этими силами, и кроме того вынуждены брать ещё множество производных: от «зеленой повестки» и поддержки за счёт рынка специальных проектов (типа утилизация отходов) до поддержки экономик «особых» территорий или энергоёмких кластеров и т.д. и т.п.


Такая разнонаправленная деятельность всё больше и больше уменьшает ареал универсальных правил игры в пользу специальных правил, которые всё сложнее без кавычек называть рыночными. В модели рынка становится меньше универсальных алгоритмов и всё больше тонких (и не очень) настроек.


Я бы рискнул предположить, что в долгосрочной перспективе, только генерирующие активы с высокой степенью теплофикации и интеграции в схемы централизованного теплоснабжения городов (а кстати, и в схемы электроснабжения) имеют право продолжать использовать ископаемое топливо, а остальное должно «позеленеть» либо в варианте «атом», либо в варианте «ВИЭ» или в их сочетании. Нужны эффективные и экологичные технологии сжигания (ПГУ), вероятно с опцией использования в них водорода, улавливанием СО2, а также гарантии о неизменности правил формирования цены на второй продукт когенерации – тепловую энергию.


В силу вероятного развития «активных энергоцентров» (того, что сегодня называется «energy.net») и сглаживания пиков потребления, оптовый рынок будущего выглядит как рынок одного товара – электроэнергии (а не мощности), с большей долей цен по LCOE и меньшей долей спотовых цен, на котором цены могут колебаться в гораздо более широком диапазоне, чем сейчас.


Что касается тактических изменений – то сейчас на рынке происходит то, что в литературе деликатно называется «красным океаном» и любые мои комментарии как одного из участников, едва ли уместны…


Способность ответственно обсуждать будущее, не утопая в текущей сваре – вот главный вызов, стоящий на мой взгляд, перед нашим рыночным сообществом.


2. Насколько тогда оправдано продление программы КОМмод, учитывая, что нам нужна другая структура и качественно других мощностей? Это же не что иное, как консервация отсталости энергосистемы.


Если Минэнерго России продлевает программу КОМмод, кстати говоря, снова изменяя её условия после заслушивания мнений всех сторон, следовательно её продление не только оправдано, но и одобрено сообществом. Мнения о «консервации отсталости» носят, на мой взгляд спекулятивный характер и высказываются партией с названием «а давайте ничего не делать».



3. Как вы в целом оцениваете для себя результаты участия в первой программе КОМмод? Учитывая, что модернизация должна приводить к росту эффективности генерирующих мощностей, насколько в принципе целесообразна такая поддержка?


Без этой поддержки нет условий для окупаемости даже тех незначительных, в сравнении с первым ДПМ, вложений, на которые пошла компания.



4. Если эти проекты неэффективны, почему потребитель должен за них платить, какая цель их реализации?


Откуда следует что они неэффективны? Ведь теперь, когда всё уже сделано «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». К моменту начала программы была в стране большая доля мощностей, достигших конца ресурса? «Да!» К моменту начала программы могли мы планировать замены на импортные или отечественные ПГУ? «Нет». Цены на КОМ достаточны для нормальной модернизации? «Нет».


Потребитель всегда и везде платит за все решения. В случае с КОМмод о нём позаботились, чтобы он заплатил минимум из возможного, но как говориться «хорошими делами не прославишься» и теперь регуляторы получают критику от стороны, чьи будущие издержки были снижены…



5. Должны ли разрабатываемые изменения в модель ОРЭМ учитывать общемировые тенденции по энергопереходу и перспективное увеличение доли ВИЭ в энергобалансе страны?


Вспомнился анекдот, про «не из железа ли сделан танк?». В этом вопросе содержится и ответ.


Слышал про два подхода определения «доли ВИЭ»… Тезис, выдвигаемый системным оператором (как я его вольно, да простят меня коллеги, здесь интерпретирую): при заданной сумме технологий производства, передачи, профилей потребления и средств диспетчерского управления доля ВИЭ не может быть безопасно больше N%. Это максимум, до которого можно дойти в зависимости от располагаемых экономических ресурсов и пересмотреть этот уровень возможно, если добавится приемлемая технология накопления, либо профиль потребления кардинально изменится.


Второй способ, «идти от клиента»: кто хочет и готов экономически (в том числе благодаря мерам государственной поддержки) – тот отстыковывается от единой энергосистемы на технологии ВИЭ и прокладывает свою лыжню в будущее.


Ведь никто не планирует баланс рыбы и мяса в стейках для ужинов в стране, зачем планировать ВИЭ в энергобалансе, если оно уже может само уверенно экономически обустроиться?



6. Да, но в настоящее время стоимость ВИЭ уже близко подобралась к стоимости традиционной генерации, а условия проведения КОМ не предполагают возможности участия ВИЭ. Кроме того, причиной энергокризиса в ряде зарубежных стран называют именно отсутствие перспективного планирования энергосистемы с учетом стремительного роста ВИЭ. В этой связи разве мы не должны изначально моделировать рынок с учетом особенностей использования ВИЭ?


Во-первых, если и сблизились, то стоимости производства энергии. Издержки на хранение или резервирование, которые решены для традиционной генерации, пока не учтены.


Во-вторых, откуда условие об обязательной интеграции ВИЭ в ЕЭС? Когда это был старт-ап под крылом оптового рынка, выглядело логично! Цены по LCOE сблизились? Значит пора строить альтернативную индустрию и энергосистему на ВИЭ, она должна экономически обыграть теплоэнергетику. Или…?




7. Как вы считаете, что будет происходить с энергосистемой, будут ли усиливаться процессы развития распределенной генерации или развитие ВИЭ приведет к глобальному энергетическому объединению энергосистем, которое продвигают китайцы?


Не рискну угадывать. Энергетика ещё не сделала шаг от «мэйнфреймов» к PC, который сделала IT-индустрия в прошлом веке. Однако, вероятно сделает и будет развиваться не распределённая генерация, а распределённое «всё»: генерация, потребление, хранение.



8. Это очень интересный ответ. Не могли бы вы описать ваше видение энергосистемы будущего?


Видения подробнее чем было сказано, «как будет» у меня нет. Проще сказать «как не будет», глядя на другие индустрии. Не будет посредников (в широком смысле). Энергия не будет особым товаром. На долю «стоимости электронов» будет приходиться исчезающе мало затрат потребителя, в сравнении с капитальными затратами на присоединение и энергоустановки (пример – платежи за минуты мобильной связи в сравнении с платой за контент и hardware).



9. Планирует ли «Т Плюс» участвовать во второй волне поддержки ВИЭ? Видит ли компания для себя перспективы развития данного направления и как именно?


«Т Плюс» выступает в роли инвестора, владея пакетом в компании сосредоточенной исключительно на ВИЭ. Теперь это самостоятельный бизнес, который мы надеемся, станет глобальным.



10. Планируется ли «Т Плюс» разработка стратегии устойчивого развития? На каких направлениях будет первоочередная концентрация? Возможно ли устойчивое развитие без перехода на зеленую генерацию? Водородные проекты?


Инфраструктура централизованного теплоснабжения городов и её трансформация к современному и эффективному состоянию это и есть устойчивое развитие в смысле окружающей среды, социума и эффективного управления. Когенерационная теплоэнергетика уже сейчас «зеленее» другой теплоэнергетики, а если добавить водород или улавливать СО2, то это – 100% безуглеродная генерация.


Отчёт о целях стратегии устойчивого развития компании в стадии разработки.



11. Исходя из ответов на два предыдущих вопроса хотелось бы уточнить, планируются ли изменения в структуре мощностей «Т Плюс» в сторону более зеленых или компания ограничится достижением углеродной нейтральности при выработке электрической и тепловой энергии? Когда компания планирует достичь углеродной нейтральности?


Прежде всего для нас актуальны меры по достижению углеродной нейтральности при выработке электрической и тепловой энергии. Темпы достижения углеродной нейтральности зависят от доступности соответствующих технологий и их окупаемости.



12. Возвращаясь к совершенствованию модели оптового рынка электрической энергии, должна ли она учитывать особенности когенерации, каким образом?


Вопрос про «особенности» – это не вопрос про рынок. Учитывать стоит не особенности технологии производства, а особенности и возможности клиентского использования. И если клиенты в городе хотят экологии, безопасности при приемлемой совокупной стоимости энергии – лучше когенерации с централизованным теплоснабжением пока ничего не придумали.




13. Как бы вы охарактеризовали сложившуюся ситуацию на рынке теплоснабжения?


Как крайне перспективную для всех участников, но «время больших возможностей» ограничено степенью надёжности системы и способностью договариваться о наиболее выгодном пути развития.



14. Помогут ли разрабатываемые в настоящее время инструменты – субсидирование инфраструктуры с износом более 60%, введение долгосрочного тарифного регулирования?


Любой взнос в долгосрочную предсказуемость правил и цен, большая взаимная ответственность участников, адекватные оценки реальной ситуации в отрасли со стороны министерств, отвечающих за степень господдержки – дают надежду.



15. Но нет ли здесь рисков, что «мнимые» инструменты выхода из сложившегося кризиса в теплоснабжении только дают некоторую отсрочку принятия необходимых непопулярных решений и еще больше загоняют отрасль в тупик?


Я считаю, что без новых правил рынка тепла (введение института ЕТО и института справедливой цены) и как следствие, многократного увеличения инвестиций, в том числе за счёт государственного участия, отрасль теплоснабжения не сделать нормальной.



16. Не считаете ли вы серьезной ошибкой то, что метод АК не был принят как основной и единственный метод регулирования? Даже признавая его преимущества государство видит данный метод только как вывод систем теплоснабжения из кризисных ситуаций. И, если он не единственный и органы власти продолжают разрабатывать иные методы, в т.ч. близкие по смыслу и сути к АК – метод эталонов, насколько велики риски того, что после значительных вложений со стороны инвесторов метод не будет изменен на иной?


Как раз наоборот. АК – это осознанное решение и ответственная договорённость. Качество отношений в тех регионах, где осуществляется переход к новой модели рынка тепла на порядок выше, чем там, где этого пока не произошло. У сложных проблем (как в теплоснабжении) не может быть простых решений.


АК – это антикризисный инструмент только в смысле преодоления кризиса отсутствия видения будущего систем теплоснабжения. Текущие кризисы возникают из-за прошлых ситуативных решений и решаются иными методами. АК – это не волшебство, это договорённость о начале тяжёлой, сложной и многолетней работы над лучшим будущим.


Что касается других методов, то я считаю – это всё более изощрённые варианты на тему обоснования затрат производителя, а не наилучшей ценовой и технологической возможности для клиента. Тезис о неприемлемости разных цен на энергию в разных регионах, не указывает причину этой разности. А она, на мой взгляд, в том, что регулирование осуществляется от достигнутых затрат с тонкой настройкой цен под какую-то лет 20 назад забытую ситуацию.



17. Что будет с розничным рынком? Его не следует трогать, и он изменится в результате изменения модели оптового рынка или для него должна быть разработана отдельная концепция развития?


Прошлые «отдельные решения» и угробили розничный рынок электроэнергии, на старте, поэтому хотелось бы «отдельное решение о запрете отдельных решений».



18. Как сейчас развивается ситуация с обвинением в адрес компании со стороны ФАС? Речь о том, что Т Плюс манипулировала ценами на ОРЭМ, используя свое доминирующее положение.


Для нас открытие дела в конце 2021 года по данным за начало 2019 года в отношении рынка, на котором ценовые события происходят и наблюдаются регулятором каждый час каждых суток выглядит довольно экзотично.

Мы только начинаем знакомиться с материалами и другие комментарии дать в настоящий момент невозможно.

752 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все