Обеспечение эффективности механизма управления спросом в приоритете



Комментарий к статье «Мнимая эффективность реализуемого механизма управления спросом».



Создание нового сектора оптового рынка является достаточно сложной задачей со многими неизвестными. Именно поэтому до запуска целевой модели управления спросом было принято решение о реализации пилотного проекта. Оценка экономического и технологического потенциала механизмов управления спросом, отработка технологий взаимодействия участников, критериев задействования ресурса, создание методологии контроля исполнения обязательств на эти и многие другие вопросы мы получаем ответы в рамках практической реализации пилотного проекта.


В этой связи крайне важной является содержательная дискуссия о ходе реализации пилотного проекта, корректная оценка достигнутых результатов. Всестороннее обсуждение и учет позиции всех участников процесса необходимы для формирования оптимальных параметров целевой модели управления спросом.


В статье поднимается один из важнейших вопросов – оценка экономической эффективности создаваемого механизма, а также вопрос повышения ответственности участников нового сектора рынка. К сожалению, статья содержит ряд неточностей в оценке отдельных эффектов и неверных предположений, на основании которых формируется некорректная оценка эффективности работы механизма управления спроса в целом.




Тезис: «Последней такой инициативой стало озвученное Системным оператором предложение продлить «пилот» по управлению спросом на электроэнергию еще на 1 год без изменения текущих параметров эксперимента».


Данное заявление Системного оператора прозвучало 15 июня 2021 года. С точки зрения влияния на рынок «текущие условия» в 2019 году, в середине 2020 года и середине 2021 это абсолютно разные условия. С момента запуска пилотного проекта прошли два года, за которые произошли существенные изменения, связанные как с увеличением объемов управляемого спроса, так и с настройкой процедур и которые привели к существенному повышению эффективности использования ресурса. В этой связи использование данных об эффективности работы механизма в период его настройки 2019 и 2020 году в дискуссии о его эффективности в настоящее время и целесообразности его продления на 2022 год некорректно.


1. Экономический эффект существенно зависит от объема управляемого спроса. При росте объемов в четвертом квартале 2020 года относительно первого на 164% (379 МВт) эффект вырос на 494% (156 млн руб). Поэтому использование средних за 2020 год данных, полученных для малых объемов управляемого спроса, для оценки экономической эффективности механизма в текущем и тем более будущих периодах является методически неверным подходом.


2. Экономический эффект существенно зависит от критериев срабатывания механизма и от количества таких срабатываний в месяц. Одной из задач пилотного проекта является определение оптимальных критериев использования механизма. В течение 2020 года критерии срабатывания постоянно совершенствовались. Количество срабатываний с 1-2 раз в месяц в начале 2020 года увеличилось до 5 в конце года. При принятии Правительством РФ решения о продлении пилотного проекта на 2021 год критерии срабатывания были изменены, и в настоящее время механизм устойчиво срабатывает 5 раз в месяц. В этой связи использовать средние за 2020 год данные, полученные в т.ч. при 1-2 срабатываниях в первые месяцы, для оценки экономической эффективности механизма в текущем и будущих периодах с заведомо большим количеством срабатываний (4-5) и соответственно с заведомо большим экономическим эффектом методически неверно.




Тезис: «Простая математика – убыток от проекта в два раза превышает экономический эффект от его реализации, значит сам проект неэффективен».


Конечными исполнителями услуг по управлению спросом на электрическую энергию и получателями средств являются потребители. Поэтому говорить об убытке для потребителей некорректно – работа механизма всегда приводит к положительному эффекту для потребителей в целом, и может приводить только к перераспределению платежа между потребителями, но никак не к убытку. Даже в самом начале пути, в 2020 году, когда эффект на рынке электроэнергии (в РСВ) был ниже платежа за услуги по управлению спросом, потребители в целом получили выигрыш от работы механизма управления спросом в размере 299 млн рублей. При этом потребители, участвовавшие в механизме совместно с агрегаторами, получили дополнительно 658 млн рублей, а не участвовавшие, оплатив услугу по управлению спросом и получив выгоду в РСВ, в итоге доплатили 359 млн рублей. После уточнения критериев срабатывания и увеличения объемов управляемого спроса за весь период работы механизма в 2021 году эффект от снижения цены в РСВ превышает дополнительный платеж за услугу по управлению спросом. Таким образом в текущих условиях положительный эффект получают и все потребители в целом и каждый потребитель в отдельности.




Тезис: «если команда на снижение нагрузки была бы выполнена в полном объёме, то стоимость услуг агрегаторов оказалась в 2 раза выше, а эффект для всех потребителей остался неизменным. Никаким, то есть.».


Предположение об увеличении в два раза платежа потребителям при неизменном эффекте в РСВ в случае 100 % исполнения обязательств по договорам оказания услуг по управлению спросом некорректно. К снижению объема оказанных услуг приводят два фактора. Первый – это заранее заявленная неготовность, учтенная при планировании на сутки вперед (например, ремонт энергопринимающих устройств потребителя или необходимость полной загрузки оборудования). Соответствующие объемы не учитываются при расчете эффекта в РСВ. Объем такого снижения в настоящее время составляет порядка 25% от обязательств.


Второй фактор — это уже фактическое невыполнение разгрузки. Важно, что в рамках пилотного проекта для определения объема разгрузки действует система «все или ничего», при которой неполный объем разгрузки учитывается как ноль и не оплачивается (например плановый объем разгрузки 500 кВт, фактический объем разгрузки 499 кВт, фактический объем исполнение обязательств равен нулю). Соответственно, фактическая разгрузка, учтенная как выполнение обязательств, всегда выше заявленной величины обязательств (например плановый объем разгрузки 500 кВт, фактический объем разгрузки 650 кВт, фактический объем исполнение обязательств равен 500 кВт). Таким образом, эффект от неполного исполнения обязательств конечно есть, но его влияние на РСВ и фактическую загрузку станций существенно ниже, чем рассчитанное прямым счетом исходя из фактического объема оказанных услуг.




Тезис: «В 2021 году похожая ситуация повторилась: за 3 месяца работы агрегаторов порядка 260 млн рублей оказались не востребованы. При этом невостребованные Системным оператором и изъятые у потребителя средства обещали учесть только в следующем периоде регулирования».


Не соответствуют действительности оба предположения – и о том, что средства собраны с потребителей и о том, что не использованные в начале года средства будут учтены только в следующем периоде регулирования.


Средства на оплату услуг по управлению спросом в 2021 году включены в тариф АО «СО ЕЭС» с 1 июля 2021. Соответственно средства пока еще не собраны с потребителей.


Постановлением Правительства РФ от 8 февраля 2021 г. №132 в явном виде установлено требование об учете неиспользованной части предельного объема средств на оплату услуг по управлению спросом при проведении ближайшего отбора (на следующий квартал). Соответственно средства неизрасходованные на оплату услуг в предшествующие месяцы используются внутри периода регулирования. Сообщение о предельном объеме средств на 3 квартал 2021 года с учетом экономии марта-апреля опубликовано на сайте АО «СО «ЕЭС».




В целом, несмотря на неточности в оценке экономических эффектов, легко объясняемые новизной и сложностью нового рыночного механизма, автор статьи приходит, по сути, к тем же выводам, что и АО «СО ЕЭС» – необходимо обеспечить эффективность работы нового механизма для всех потребителей и повышать ответственность участников нового рыночного сектора за принимаемые на себя обязательства. При этом на взгляд Системного оператора продление пилотного проекта на 2022 год и получение большего практического опыта позволят с большей эффективность решать указанные задачи.



Кулешов Максим – Председатель Методологического совета по вопросам экономического управления спросом на электрическую энергию АО «СО ЕЭС», начальник Департамента рынка системных услуг.


Просмотров: 254Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все