Мнимая эффективность реализуемого механизма управления спросом



Обещание потенциально возможных положительных эффектов в перспективе в обмен на повышенный платеж со стороны потребителей в настоящем характерная черта российского рынка электроэнергии, в котором спорные по эффективности проекты реализуются под обещания миллиардной экономии в светлом будущем. Последней такой инициативой стало озвученное Системным оператором предложение продлить «пилот» по управлению спросом на электроэнергию еще на 1 год без изменения текущих параметров эксперимента.


Суть механизма заключается в следующем: если группа потребителей в часы пикового спроса при максимальной цене снижает свое потребление (отключает некоторые устройства), то суммарное потребление в энергосистеме также снижается. Это позволит Системному оператору не задействовать более «дорогую» генерацию при производстве электроэнергии и, в конечном счете, обеспечит снижение цены на электроэнергию для всех потребителей.


Управляют всем процессом агрегаторы спроса – специализированные организации, которые в определенные часы транслируют команды Системного оператора розничным потребителям на снижение объемов электропотребления. За оказание подобной услуги агрегаторы (в основном ЭСК и ГП) получают деньги от Системного оператора, а розничные потребители, в свою очередь, получают от агрегатора оплату за оказанную услугу по снижению электропотребления.


Механизм был запущен в конце 2019 года в «пилотном» режиме и действует до конца 2021 года. Агрегаторы отбираются на каждый квартал на основании конкурса — выигрывает заявка с наименьшей ценой. Цель проекта, как это всегда бывает, замечательная – все должны экономить и быть в выигрыше. Но не все так радужно в реальности – внедрение инициативы только в 2021 году обойдется потребителям в 2,1 млрд рублей, Системный оператор соберет эти деньги через тариф. В 2020 году из заложенных в тариф 1,4 млрд рублей на оплату услуг агрегаторов ушло порядка 658 млн рублей, при этом эффект для потребителей энергии составил всего 217 млн рублей, а убыток – 441 млн рублей. Простая математика – убыток от проекта в два раза превышает экономический эффект от его реализации, значит сам проект неэффективен. Но не все так просто.


Уже в декабре 2020 года Системный оператор поспешил сообщить, что механизм вышел на самоокупаемость — оплата услуг агрегаторов составила порядка 73 млн руб., а эффект для всех потребителей электроэнергии — более 82 млн руб.


На поверку оказалось, что экономический эффект для потребителей от снижения цены на электроэнергию на РСВ был достигнут, главным образом, из-за неисполнения розничными потребителями своих обязательств.


Так, изначально участники эксперимента подавали заявки агрегатору, в которых указывали, на какое количество киловатт они готовы сократить мощность своих энергопринимающих устройств, однако впоследствии разгрузку не осуществили.Таким образом, в декабре 2020 года было заявлено к снижению 594 МВт в час, но фактически выполнено только 203 МВт. В тоже время, если команда на снижение нагрузки была бы выполнена в полном объёме (594 МВт), то стоимость услуг агрегаторов оказалась в 2 раза выше (не мене чем 146 млн руб), а эффект для всех потребителей остался неизменным. Никаким, то есть.


Подобная «эффективная» конструкция напоминает давно критикуемый экспертным сообществом механизм оплаты мощности по ДПМ. Когда, в сложный год пандемии COVID-19, потребление электроэнергии падало во всех отраслях, а платеж за мощность продолжал расти для всех потребителей.


В 2021 году похожая ситуация повторилась: за 3 месяца работы агрегаторов порядка 260 млн рублей оказались не востребованы, а стоимость услуг агрегаторов все равно была больше снижения стоимости электроэнергии для потребителей на 10 млн рублей. При этом невостребованные Системным оператором и изъятые у потребителя средства обещали учесть только в следующем периоде регулирования.


Во втором квартале 2021 года сложилась следующая ситуация. Согласно отчетам самого Системного оператора при подаче заявок на разгрузку в 590-614 МВт объем оказанных услуг в апреле и в мае составил всего 370 и 259 МВт соответственно. Из отчета на сайте АТС следует, что агрегаторам удалось снизить стоимость электроэнергии для всех потребителей на 103 млн рублей в апреле и на 116 млн рублей в мае, а расчетная стоимость услуг агрегаторов составляет порядка 110 млн рублей в апреле и 85 млн рублей в мае.


Из вышеизложенного следует, что для гарантированной окупаемости услуг агрегаторов необходимо обеспечить снижение стоимости электроэнергии минимум в 2 раза при тех же объемах агрегаторов, но, судя по данным за 2 квартал, это недостижимо.


Фактическая стоимость услуг агрегаторов по-прежнему значительно ниже плановой, что является следствием отсутствия какой-либо ответственности за невыполнение разгрузки, которая в апреле составила 44% от отобранных объемов, а в мае 30%.


При сравнении апреля и мая видно, что чем ответственное агрегаторы будут относиться к разгрузке, тем меньше вероятность получения положительного эффекта для остальных потребителей в текущих условиях.


Кроме того, неисполнение агрегаторами своих обязательств внепланово загружает генерацию, что формирует стоимостной дисбаланс, распределяемый на всех потребителей.


Напомним, что отборы участников на январь и февраль 2021 года не проводились по причине отсутствия решения Правительства РФ о необходимости продления эксперимента на 2021 год. Видимо, регулятор сам не был уверен в «эффективности» такого способа снижения стоимости электроэнергии. Потребители уже тогда высказывались против продления «пилота» по управлению спроса на 2022 год на текущих условиях, которые не привязаны к экономическому эффекту для всех потребителей электроэнергии, оплачивающих данную разгрузку.


Представители потребителей считают, что стоимость услуг агрегаторов должна быть на уровне 50% от фактического эффекта разгрузки, и дисциплину разгрузки необходимо повысить с помощью внедрения механизма финансовых гарантий по аналогии с действующей для самих потребителей системой. При этом, предельный размер средств, включаемый в тариф системного оператора для оплаты услуг агрегатора должен быть рассчитан на уровне 50% от фактического среднемесячного экономического эффекта в первом полугодии 2021-ого. Насколько эти предложения будут приняты во внимание, пока неясно, как и то, когда запускаемые проекты начнут приносить прибыль ее участникам.



Балашов Максим – Директор по работе с естественными монополиями ЗАО«РУСАЛ Глобал Менеджмент Б.В.».

Просмотров: 915Комментариев: 2

Недавние посты

Смотреть все