Показать все, что скрыто: как повысить прозрачность сферы ЖКХ?


Сфера жилищно-коммунального хозяйства в схематичном виде представляет собой треугольник, стороны которого не равны. Есть ресурсоснабжающие организации, есть компании, занимающиеся управлением жилым фондом, есть конечные потребители – как жильцы дома в целом, так и отдельных квартир. Потребитель может сменить УК или копить долги перед РСО, ресурсник может заключить прямые договоры с потребителем или обанкротить УК. Управляющая компания может начислять пени потребителям и задерживать расчеты с РСО. Все могут подавать друг на друга в суд.


Границы ответственности очерчены стенами дома и квартиры. В идеале эти границы должны проходить не по балансовой принадлежности, а по степени вмешательства государства в договорные отношения.


В 2014 году после долгих дискуссий о введении на рынке государственного лицензирования или саморегулирования выбор был сделан в пользу первого, но никто не говорил, что это навсегда. Сегодня контрольно-надзорные органы фактически подменяют собой ответственных собственников. В условиях хронического недобора платежей от граждан, от управляющей организации требуется осуществление полного перечня работ, за невыполнение которого установлены большие штрафы, что снижает инвестиционную привлекательность рынка.


Для повышения прозрачности тарифов с энергетическими компаниями работают органы ФАС России и региональные тарифные комиссии, потребителей переводят на приборы учета, для РСО и УК создана ГИС ЖКХ.


Кстати, вице-премьер Марат Хуснуллин в конце марта дал поручение Минстрою России и губернаторам до 31 мая 2021 года провести внеплановые проверки полноты и достоверности размещённой в ГИС ЖКХ информации о договорах управления и предоставления жилищно-коммунальных услуг.


Самое интересное, что результаты этих проверок, скорее всего, не будут обнародованы. И здесь кроется основной камень преткновения – в ЖКХ много говорят о прозрачности, но боятся увидеть то, что скрыто. Ведь настоящая картина может оказаться весьма неприглядной.


Например, среднестатистические расходы жителей Москвы за жилищно-коммунальные услуги составляют 6-8 тыс. рублей в месяц. Согласно Росстату, в Москве 4,2 млн квартир. Учитывая, что большая часть в структуре платежа уходит на оплату коммунальных услуг, то ежегодный оборот по содержанию и текущему ремонту домов в Москве может составлять порядка 60 млрд рублей. Большой рынок, но никто никогда не расскажет, сколько зарабатывают компании с каждого дома. Отсюда у граждан появляется полное недоверие к деятельности коммерческих организаций и представление, что государственная форма управления коммунальными предприятиями будет эффективнее.


По данным Минстроя России, ежегодный оборот сферы ЖКХ составляет 5,4 трлн рублей, из которых жилищные услуги составляют порядка 870 млрд рублей. При этом доходность на рынке управления зависит не от количества, а от качества домов. Чем новее дом, тем меньше эксплуатационных затрат. Если компания занимается содержанием нескольких домов, она не вправе собирать средства со всех домов и перераспределять туда, куда считает нужным.


В 2018 году были внесены изменения в ст. 162 ЖК РФ, которые позволили оставлять УК экономию средств по договору управления, при условии, что не было зафиксировано нарушения качества или превышения установленной продолжительности перерыва в оказании услуг или выполнении работ. В большинстве городов стоимость обслуживания устанавливается по муниципальных ставкам, которые очень часто недотягивают до экономически обоснованных. УК, как правило, не рискуют повышать на общем собрании собственников размер платы за жилое помещение, а следуют установленной в муниципалитете стоимости услуг каждого вида работы в расчете на квадратный метр.


Управление многоквартирными домами это конкурентная среда, государственное участие здесь избыточно. Однако в Москве сложилась уникальная ситуация: 68% МКД находятся в управлении государственных управляющих организаций, еще 24,0% МКД в управлении частных управляющих организаций, а 8,1% управляются ТСЖ. В других городах модель рынка отличается в сторону большей конкуренции, хотя игроки, занимающие доминирующее положение, есть везде.


С недавних пор все большую роль в процесс взаиморасчетов стали играть платежные агенты, занимающиеся расщеплением платежей, и банки, принимающие платежи населения. Однако сказать, что взаиморасчеты стали «как на ладони», значит погрешить против истины. Ведь они фиксируют только факт оплаты, а не обоснованность начислений. РЭК не видят детальную структуру расчетов регулируемых организаций. Жители не видят закономерностей между ростом стоимости жилищных услуг и повышением их качества. УК не видят связи между собираемостью платежей и штрафами за невыполненные или плохо выполненные работы. Губернаторы не видят, движения денежных потоков и не могут принимать управленческие решения по сокращению потерь и оптимизации бюджетных расходов.


Для повышения прозрачности, на мой взгляд, необходимо отказаться от лоскутной цифровизации сферы ЖКХ – когда каждый собирает данные на своем участке. С помощью объединения информационных баз нужно сделать цифровой обмен данными бесшовным. Например, РСО не знают объемы потребления МКД, за которые отвечают УК. Если нет данных, полученных с помощью автоматизированных систем учета о реальных объемах потребления и потерях энергоресурсов, а есть только статистическая отчетность, формирование тарифов производится необъективно. Наконец, информация из ГИС ЖКХ должна начать работать в интересах отрасли, стать общедоступной и направляться обратно в регионы.


С учетом того, что Хуснуллин поручил до 31 мая провести внеплановую проверку ГИС ЖКХ, а к Минстрою России, согласно подписанному 30 апреля закону, перешли все полномочия, в том числе по установлению порядка и форматов взаимодействия иных информационных систем с ГИС ЖКХ, есть все шансы принять действенные меры по повышению прозрачности сферы ЖКХ.



Склянчук Павел – эксперт Комиссии по ЖКХ Общественного совета Минстроя России.

Просмотров: 169Комментариев: 3