Путь цифровизации энергетики в России – можем ли мы лучше?



С чего все начиналось



Кажется, что это было уже так давно, но на самом деле прошло всего 4 года с того момента, как все причастные активно начали заниматься цифровизацией российской энергетики. Этому способствовали программа «Цифровая экономика РФ», утвержденная в июле 2017 и рассчитанная до 2024 года, и Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», где были зафиксированы такие важные моменты, как «преобразование приоритетных отраслей экономики, включая энергетическую инфраструктуру, посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений (пп. «б» п. 11)» и «гарантированное обеспечение доступной электроэнергией, в том числе за счет внедрения интеллектуальных систем управления электросетевым хозяйством на базе цифровых технологий (пп. «в» п. 15)». Важным катализатором цифровой трансформации российской энергетики стал также общий политико-экономический курс страны на импортозамещение и ликвидацию технологического отставания в наукоемких отраслях и производствах.


Стратегическое видение, сформированное Минэнерго и Правительством, дополнялось конкретными целевыми показателями. Перед российским ТЭК поставили несколько задач:

  • до 14% повысить долю организаций, использующих передовые производственные технологии;

  • полностью оснастись отрасль средствами защиты информации, передаваемой по глобальным сетям;

  • таким образом формировать кадровый состав организаций, чтобы он на 11% состоял из специалистов по информационным и коммуникационным технологиям;

  • на 7% увеличить расходы на обучение сотрудников, работающих с информационным и коммуникационными технологиями;

  • внедрить цифровые технологии и платформенные решения, функционирующие в рамках единой информационной среды ТЭК России, не менее чем в 40% ключевых организаций.


Однако несмотря на наличие четких целей, на уровне генерации, распределения, сбыта и, тем более, – на уровне каждой отдельной, даже очень крупной компании, детальный план пошаговых действий разработан не был. Таким образом компаниям предстояло в кратчайшие сроки самим изучить вопрос, ознакомиться с лучшими зарубежными практиками, аналитикой, применяемыми информационными технологиями и подготовить индивидуальную стратегию цифровизации, где будут четко обозначены цифровые технологии и решения, которые планируется внедрять, и эффекты, которых необходимо достичь. К примеру, ПАО «Россети» сформировало «Концепцию цифровой трансформации 2030», которая подразумевает увеличение адаптивности решений (в том числе за счет внедрения новых цифровых технологий и моделей потребления), а также повышение эффективности компании (включая уменьшение уровня потерь), доступности электросетевой инфраструктуры (с учетом таких факторов, как стоимость подключения), надежности и акционерной стоимости предприятия.


О том, что на цифровизацию возлагает большие надежды не только правительство, но и сама отрасль, достаточно ярко свидетельствует глобальный опыт. Соответствующие выводы опубликованы, например, в отчете Aveva «Digital acceleration in the power industry» (Ускорение цифровизации в энергетике), подготовленном с учетом данных опроса, проведенного Capgemini Digital Transformation Institute в 2017 году. В рамках исследования было опрошено 200 топ-менеджеров крупнейших промышленных компаний, включая предприятия, работающие в сфере энергетики. В ходе опроса выяснилось, что в результате внедрения цифровых технологий ожидается повышение эффективности производства на 27% в течение 5 лет. При этом стоит учитывать, что за последние 25 лет данный показатель увеличился всего лишь примерно на 21%.


Беря за основу результаты исследования, можно сделать и некоторые выводы о том, в каком направлении шла цифровизация в 2017 году. Так, наибольшей популярностью пользовались технологии, связанные с автоматизацией процессов (использовались в 58% компаний), аналитикой (45% компаний) и предиктивной аналитикой (41% компаний).


Аналитики также предсказывают цифровизации энергетики светлое будущее. По мнению экспертов Navigant Research и Bloomberg New Energy Finance, к 2025 году рынок цифровых технологий в энергетической отрасли вырастет до 64 млрд долларов, т.е. примерно на 23% по сравнению с 2017 годом. Ожидается, что распределение бюджета отчасти подвергнется изменениям. Самой крупной статьей расходов была и остается эксплуатация и обслуживания ТЭС, но в будущем следует ожидать всплеска затрат в пользу «умных электросчетчиков». Это обусловлено принятием Федерального закона об интеллектуальном учете электроэнергии, вступившего в силу 1 июля 2020 года. Теперь гарантирующие поставщики электроэнергии обязаны за свой счет устанавливать приборы в многоквартирных домах, а сетевые компании — в коммерческом секторе и в частных домах. Однако, как только «умные счетчики» будут установлены, затраты на них сильно упадут, а затраты на эксплуатацию и ТО электростанций останутся ориентировочно прежними.




Что получилось



На данный момент работает, хоть и с нареканиями, автоматизированная система по сбору, хранению и обработке отраслевых данных ГИС ТЭК, разработана модель единой информационной среды в энергетике (CIM), внедрено электронное получение услуг по технологическому присоединению к электрическим сетям во всех субъектах РФ, что в разы сократило сроки техприсоединения. В планах на будущее сегодня значится создание центра мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в энергетике.


Среди уже реализованных инициатив особого внимания заслуживает создание Ассоциации «Цифровая энергетика», на базе которой формируется центр отраслевых цифровых компетенций, а также образовательная платформа для обучения энергетиков цифровым навыкам. В числе первостепенных задач, решением которых занялась Ассоциация, оказалось написание стратегии цифровой трансформации электроэнергетики России. Согласно проекту Энергетической стратегии РФ до 2035 года, в качестве основной идеи трансформации отрасли выделяется переход от ресурсно-сырьевого к ресурсно-инновационному развитию. К более конкретным целям относится:

  • снижение среднего износа основных производственных фондов на 5% (по сравнению с показателями 2005 года);

  • сокращение резерва мощности электростанций до 17%;

  • сокращение потерь в электросетях до 8%;

  • уменьшение удельных расходов топлива на отпуск электроэнергии с 309,8 г/кВт-ч до 270 г/кВт-ч;

  • увеличение доли нетопливных источников электроэнергии до 38%.


В документе также были сформулированы главные вызовы, которые предстоит преодолеть энергетике. Ими стали ужесточение конкуренции на внешних рынках и необходимость глубокой, всесторонней модернизации.


При решении поставленных задач в 99% случаев у компаний возникает вопрос: где заканчивается хорошо знакомая всем автоматизация и начинается цифровизация? Дать однозначный ответ сложно, но мы предлагаем рассматривать цифровизацию как комплекс, включающий в себя использование сквозных информационных технологий (AI, Big Data, VR/AR, Machine learning, IoT, технологии распределенного реестра и др.) и перестройку бизнес-процессов в компании с фокусом на создание единого информационного пространства и монетизацию имеющихся технологических данных.


С точки зрения ИТ-компании, работающей со всеми крупнейшими предприятиями энергетики, мы можем выделить ряд других тенденций, связанных с внедрением цифровых технологий:

  • За 2020 год в связи с пандемией и режимом самоизоляции огромный рывок вперед с точки зрения цифровизации рабочих процессов совершили сбытовые компании. В практически авральном режиме многие из них формировали для своих клиентов возможности удаленно решить любые вопросы: модернизировали личные кабинеты, выпускали мобильные приложения, развивали контакт-центры до уровня омниканальных, внедряли голосовые чат-боты, роботизировали процессы, расширяли дополнительные сервисы для клиентов и т.п.

  • Подавляющему большинству генерирующих компаний интересна предиктивная аналитика и переход на ремонты по состоянию. На рынке уже есть несколько зрелых решений на эту тему, но пока лишь единичные компании готовы пойти на их реальное использование. А вот цифровые двойники очень хорошо себя зарекомендовали: окупаемость вложений достигается в среднем за 1-1,5 года, а экономия составляет до 6% (мы слышали и про более высокие результаты, но это скорее исключение, чем правило).

  • Несмотря на ряд законодательных особенностей, усложняющих использование беспилотных технологий, энергетики в 2020-м году активно начали использовать дроны: для контроля строительных работ, для инспекций и изучения на предмет дефектов и поломок труднодоступных конструкций (градирни, башни и лопасти ветряных турбин, линии электропередачи в удаленных районах).

  • Широкое распространение получили готовые решения и продукты. Например, выявляющие местоположение сотрудников, их небезопасное поведение (быстрое перемещение, падение, вход в запрещенные зоны), контролирующие ношение ими СИЗ. Важно, чтобы в решении была реализована функция двусторонней связи и тревожной кнопки. Фактически, решение такого класса должно контролировать весь процесс охраны труда.

  • Приходит осознание того, что виртуальные тренажеры не так дороги, как кажется. Для крупных, географически распределенных компаний затраты быстро окупаются за счет минимизации командировок сотрудников в целях обучения, при этом качество обучения на порядок выше: только в виртуальной среде можно «проходить» сценарии, максимально близкие к реальным условиям, что важно при отработке аварийных ситуаций.

  • Количество данных растет огромными темпами. И для успешного применения таких технологий, как ИИ, Big Data, Machine Learning, этот объем данных должен где-то надежно храниться и оперативно обрабатываться. Цифровизация таким образом породила очередную волну интереса энергетиков к центрам обработки данных (стационарных, мобильных, модульных и т.п.).

  • Традиционно много внимания компании из энергетики уделяют импортозамещению ПО и железа, а также кибербезопасности, причем не только корпоративных информационных систем, но и технологических (АСУ ТП).


Среди технологий, на которых сфокусировались российские энергетики в рамках цифровой трансформации, можно также выделить:

  • IIoT (сбор данных по технологии IIoT можно применять на вспомогательном оборудовании, которое либо не включено в АСУТП, либо находится на значительном удалении от энергообъекта);

  • ИИ и предиктивная аналитика (для аналитики на качественно новом уровне, например, для предсказания выработки возобновляемых источников энергии (ВИЭ))

  • Big Data (для работы в тех областях, где большие массивы исторических данных можно использовать для аналитики. Энергетики уже применяют методы обработки Big Data для управления потреблением, более «умного» формирования профиля клиентов, подбора наиболее эффективных методов коммуникации для снижения уровня дебиторской задолженности и т.п.);

  • Роботизация бизнес-процессов (включая договорную работу, исковую работу, бухгалтерские рутинные операции, закупочную документацию и т.п.);

  • Омниканальные контакт-центры (наиболее актуально для сегмента сбытовых компаний, которые работают непосредственно с потребителем);

  • Цифровые РЭС и ПС (внедряются как часть Smart Grids с целью повышения надежности электроснабжения, снижения времени ликвидации аварий, повышения наблюдаемости электрической сети и оптимизации эксплуатационных затрат);

  • Создание новых ЦУС (позволяет вывести процесс диспетчеризации на качественно новый уровень, одновременно сокращая расходы на нее).


По нашим оценкам, соответствующие решения были внедрены или пропилотированы примерно в 20% крупных компаний.


Несмотря на то, что, как видно, в энергетике уже нашел применение целый спектр цифровых технологий, в целом, у всех компаний разный уровень технологической зрелости, ИТ-ландшафт и уровень бюджетов на цифровизацию, поэтому скорость цифровой трансформации у них заметно отличается. И для того, чтобы оценить глобальный эффект цифровизации в масштабах отрасли понадобится еще не меньше 3-4 лет.




Какие существуют барьеры



Основная проблема на пути к цифровизации энергетики – отсутствие стандартов цифровой трансформации в генерирующих компаниях. Каждое предприятие понимает цифровизацию по-своему и в итоге предприятия трансформируются неравномерно.


Также необходимо учитывать, что большинство решений, которые позволяют перевести бизнес-процессы в «цифру», приходят к нам из-за рубежа, но государство, понимая сопутствующие риски, проводит политику импортозамещения. 2024 год – рубеж, когда преимущественная часть ПО объектов КИИ (к которым относится и энергетика) должна быть отечественной.


Существуют и дополнительные трудности, в том числе с экономической точки зрения. Например, внедрение систем накопления энергии по-прежнему требует немалых затрат, особенно если приобретать их у европейских производителей. Для их массового применения необходимо снижение стоимости аккумуляторов как минимум в 1,5-2 раза.




Итоги



Многие крупные энергетические холдинги уже запустили свои акселераторы стартапов и проводят хакатоны в поисках инновационных и недорогих технических решений. На наш взгляд, это прекрасная практика, которая положительно сказывается на развитии отрасли. Но важно помнить о том, что стартапы-разработчики таких решений не до конца понимают всю сложность их дальнейшей интеграции в корпоративные информационные системы компаний, необходимость их развития и технической поддержки 24/7. Часто бывает, что в какой-то момент отличный проект остается без внимания разработчиков и в итоге вызывает у клиента негативные эмоции, которые проецируются на саму технологию, хотя сложности возникли не из-за нее. Возможно, такие примеры вносят ложку дегтя в бочку с цифровым медом.


Но мы полагаем, что сейчас наступает время обмена опытом и использования лучших практик. Российскими энергетиками уже, несомненно, проделана огромная работа по цифровой трансформации. Чего стоит одно только внедрение интеллектуального учета электроэнергии. Государство, в свою очередь, тоже должно оказать поддержку, обеспечив стратегический подход и нормативно-правовую базу с учетом целевой модели ТЭК в России и международного курса на ВИЭ и декарбонизацию. А пока ждем к 2024-му году снижения продолжительности перерывов электроснабжения и средней частоты технологических нарушений (SAIDI/SAIFI) на 5%, а также снижения на 20% связанной с техническим состоянием производственных фондов аварийности на объектах электроэнергетики.


Что касается дальнейших действий, ожидается, что в ближайшие 10 лет вопросы цифровизации и интеграции ВИЭ в сеть сохранят свою актуальность для отрасли, а также к ним добавится противодействие изменению климата. Такие прогнозы можно сделать на основе данных опроса, проведенного среди участников первой ежегодной конференции Глобальной платформы ведущих распределительных сетевых компаний («GlobalDSO»), посвященной вкладу компаний распределительного сетевого комплекса в осуществление энергоперехода.



Борисов Алексей – директор по отраслевым решениям компании КРОК в энергетике.

Просмотров: 280Комментариев: 0

© 2019 Teplovichok Today. Сайт создан на Wix.com

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • Google+ Иконка Белый