Электросетевой комплекс для экономики, а не наоборот

Опубликованный для общественного обсуждения на сайте Минэнерго России проект Стратегии развития электросетевого комплекса подвергся резкой критике со стороны промышленных потребителей энергии. Вместо согласованной модели развития электросетевого комплекса для развития экономики и повышения благосостояния общества мы увидели разрозненный набор весьма спорных инициатив, улучшающих благополучие электросетевой монополии в ущерб интересам развития других отраслей.


В результате документ сложно назвать государственной стратегией, а его принятие в представленном виде крайне негативно отразится на развитии электроэнергетики и экономической жизни страны в целом.


Рост тарифно-ценовой нагрузки на бизнес со стороны электроэнергетики в последние годы уже превзошёл цену альтернативного энергоснабжения в подавляющем большинстве регионов страны, а также опережает ценовые показатели стоимости электроэнергии для промышленности в ряде европейских стран и в США.


Однако вместо снижения нагрузки, сокращения затрат и объёмов перекрёстного субсидирования, в проекте стратегии содержатся инициативы о новых надбавках и обременениях для экономики – дифференциация тарифа ФСК, введение оплаты «сетевого резерва», включение в тариф затрат на консолидацию и цифровизацию сетей и т.д. Совокупный рост расходов экономики от этих инициатив, по минимальным оценкам, составит 1,8-2 трлн руб.


Дискуссия по перечисленным идеям ещё не окончена, ведомства и бизнес против их реализации, считают их необоснованными и неадекватными для заявленных целей. Использовать сетевую стратегию для их продвижения непродуктивно - стратегия должна консолидировать, а не разобщать участников энергорынка и регуляторов, иначе какой в ней смысл.


Очевидным упущением проекта является отсутствие положений, нацеленных на восстановление экономики после текущего спада, связанного с распространением коронавирусной инфекции. Согласно прогнозу социально-экономического развития РФ объем ВВП в 2020 году снизится на 3,9%, общее потребление электроэнергии – на 3,6%, промышленное производство – на 4,1%, а восстановление показателей ожидается не ранее 2022 года. В этот период целесообразно предложить меры, способствующие скорейшему восстановлению электропотребления.


Довольно беспомощно проект стратегии выглядит и в части решения ключевой отраслевой проблемы – перекрёстного субсидирования. Перераспределение его объёмов через надбавку к тарифу ФСК ничем не помогает, а, наоборот, создаёт условия для его дальнейшего разрастания, существенно ухудшая экономику наиболее платежеспособных клиентов сетей – энергоёмких промышленных предприятий.


Распределение перекрестного субсидирования на потребителей магистральных сетей, то есть энергоемкую промышленность, приведет к росту тарифов на услуги по передаче для них в 2,3 раза за три года. Рост конечной цены электроэнергии составит в среднем 26,6%, совокупная финансовая нагрузка увеличится на 40-45 млрд руб. в год. Это приведёт к тяжелой экономической ситуации на целом ряде энергоемких предприятий, среди которых системообразующие, оборонные, градообразующие в моногородах.


Стратегия не учитывает мировые тенденции и процессы в отечественной электроэнергетике, связанные с поэтапной сменой энергетического уклада, развитием и интеграцией распределенной энергетики, расширением объёмов управления спросом, появлением накопителей энергии.


Цифровизация сетей в этой связи – не панацея, особенно, если учесть, что её содержание зачастую сводится к тотальной установке интеллектуальных систем учёта без учёта их эффективности и окупаемости. Затраты на создание интеллектуальной системы учета дочерними компаниями «Россетей» могут составить от 800 млрд до 4 трлн руб., ожидаемый эффект в размере 40-50 млрд руб. в год общей экономии является на этом фоне крайне неубедительным. Учитывая заявленные ПАО «Россети» планы по замене приборов учета на современные в течение 12 лет (до 2030 года), реализация такого предложения может привести к росту тарифа на услуги по передаче электрической энергии на 4-12% в год (при включении всех затрат в тариф). Соответственно рост стоимости электрической энергии (мощности) для потребителей составит от 2 до 5% в год.


Предлагаемое в Стратегии введение платы за максимальную резервируемую сетевую мощность и штрафующих платежей за собственные объекты по производству электроэнергии экономически и технологически не обосновано и приведет к росту обязательств предприятий и организаций перед сетевыми организациями на сумму до 342 млрд руб.


Сеть – это не сумма максимальных присоединённых мощностей отдельных потребителей, которые существуют только на бумаге. Мощность сети существенно меньше из-за возможности совмещения нагрузок разных потребителей на одном питающем центре, из-за различных схемных режимов её работы, а также перегрузочной способности трансформаторов и пр.


Наибольший ущерб инициатива по оплате «сетевого резерва» наносит предприятиям, имеющим собственную генерацию. Дополнительный платеж сетям для них предусмотрен вне зависимости от наличия или отсутствия «резерва», то есть является своего рода неизбежным штрафом за свою генерацию в размере примерно 20% от отпускаемой для собственных нужд электроэнергии. Учитывая, что электроэнергия производится и потребляется непосредственно на предприятиях без использования общей сети, платеж сетям за неоказываемую услугу неправомерен.


В части консолидации процесс сокращения ТСО должен быть естественным, осуществляться на экономических принципах, а не административными рестрикциями, не говоря уже о том, что полученную экономию за счёт эффекта масштаба целесообразно транслировать потребителям в виде снижения сетевых тарифов.


Резюмируя замечания, можно сказать, что для качественной переработки документа необходимо сделать одну простую вещь – изменить приоритеты в целеполагании и исходить из того, что электросетевой комплекс должен помогать развитию экономики, а никак не наоборот.



Дзюбенко Валерий – заместитель директора Ассоциации «Сообщество потребителей энергии».

Просмотров: 47Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все