Актуальные модели розничного рынка для эффективного энергоснабжения промышленных потребителей

Розничный рынок электроэнергии (мощности) сегодня для думающего и ответственного потребителя представляет разнообразный арсенал возможностей по оптимизации расходов на электроснабжение. Одна из таких возможностей – построение взаимовыгодных отношений с собственником розничной электростанции, находящейся в непосредственной близости от потребителя.


Уже многое сказано про странное несоответствие технологических решений в электроэнергетике их юридическому оформлению в ситуации совместной работы розничного объекта по производству электрической энергии и присоединенного к его шинам промышленного потребителя. Для удобства напомним:



Из вышеприведенных схем и таблицы очевидно, что две конструкции идентичны в технологическом плане и принципиально различны в экономическом. Экономическое различие проистекает из законодательно обусловленного различного юридического оформления отношений между станцией и потребителем в случаях, когда станция и потребитель находятся «в одних руках» и «в разных руках».


Корни этого феномена уходят в исторически сложившийся «бумажный» профицит сетевой мощности ТСО и подпитываются особенностями перекрестного субсидирования в электроэнергетике.


Экономической дискриминации потребителя, присоединенного к шинам не принадлежащей ему электростанции, можно избежать.


До сентября сего года единственным эффективным легитимным вариантом ухода от оплаты за содержание сети общего пользования в отношении электроэнергии, потребляемой не из сети общего пользования, была арендная схема. Передача электростанции, построенной профессиональным инвестором, в аренду потребителю в юридическом смысле квалифицируется как владение и в этой связи исключает необходимость оплаты услуг по содержанию сетей в объеме выработки станции.


С сентября 2020 года, после вступления в силу Постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 2020 г. №320 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам функционирования активных энергетических комплексов», появился еще один вариант, позволяющий промышленному потребителю существенно экономить на оплате сетевой составляющей. Для потребителей, не владеющих станцией, к шинам которой они присоединены, вводится возможность оплаты услуг по содержанию сетей на принципах, близких к установленным для потребителей, владеющих генерацией на правах собственности или аренды.


Важным условием для такого варианта является установка специального цифрового оборудования – управляемого интеллектуального соединения. УИС позволяет распределить объем электроэнергии, фактически поступивший из внешней сети, в отношении каждого присоединенного к станции потребителя и рассчитать для него соответствующий объем услуг по содержанию сетей.


На первый взгляд модель аренды и модель АЭК представляются альтернативными. Действительно, обе модели:

  • нацелены на сокращение расходов промышленных потребителей на электроснабжение;

  • относятся к розничному сегменту (максимальная установленная мощность генерации не превышает 25 МВт);

  • возможны только при работе генерации в составе Единой энергосистемы России;

  • экономически обоснованы только при когенерационном цикле станции;

  • позволяют промышленному потребителю не создавать собственную непрофильную компетенцию по эксплуатации генерирующего оборудования.


*Эффект зависит от условий проекта. В данном случае рассматривалась ситуация, в которой потребителю с максимальной мощностью 3,8 МВт предлагалось стать субъектом АЭК либо договориться с энергоинвестором об аренде его ТЭЦ либо присоединиться к сети сетевой организации. Мероприятия по обеспечению выхода из моделей аренды или АЭК в расчетах не учитывались.


Приведенные параметры демонстрируют сравнительный паритет между двумя моделями. В пользу аренды говорит чуть больший размер экономии и отсутствие зависимости от новых цифровых решений. В пользу АЭКа – транспарентные отношения по купле-продаже электроэнергии и исключение юридической ответственности за объект генерации на балансе потребителя.


Ситуация, однако, может в корне поменяться при рассмотрении предпочтений независимого энергоинвестора-собственника ТЭЦ. Цифровой УИС позволит осуществлять высокоточное управление режимами производства электроэнергии на ТЭЦ, импорта электроэнергии из внешней сети и (при необходимости) нагрузки энергопринимающих устройств потребителей. Наложение графиков загрузки энергопринимающего оборудования многочисленных потребителей АЭК и возможность «коллективного использования» присоединения к внешней сети позволят снижать совокупную стоимость энергоснабжения, что в свою очередь, дает возможность продавать электроэнергию (мощность) ТЭЦ по более высоким ценам.


Такому набору преимуществ может противостоять только «серая зона» розничного рынка – схема, при которой станция безнаказанно игнорирует обязанность информировать территориальную сетевую организацию о факте технологического присоединения потребителей к своим шинам, что позволяет ей продавать им электроэнергию по цене выше рынка, а им – не оплачивать услуги сетевой организации. Такая конструкция представляет собой исключительно привлекательную модель, с которой не могут конкурировать ни схема аренды с ее избыточно сложным ценообразованием, ни АЭК с его прогрессивными цифровыми решениями.


Ключевым фактором, исключающим возможность выбора, является параметр единичности/множественности потребителей. Аренда электростанции на паях, как и АЭК для единственного потребителя – теоретически возможны. Однако на практике окажется, что энергоснабжение более одного арендатора розничной электростанции потребует разработки и установки программно-аппаратного комплекса, очень похожего на УИС, а экономика АЭК с единственным потребителем будет проигрывать экономике арендной схемы.


Таким образом, отдельно расположенный промышленный потребитель, действенно нацеленный на достижение максимальной экономии на собственном энергоснабжении без существенных капиталовложений, сегодня может выбирать из двух конструкций – модель аренды или «серую» модель ненаблюдаемого за шинами станции энергоснабжения. Потребители, составляющие территориальный промышленный кластер, выбирают тоже из двух конструкций – модель АЭК или модель ненаблюдаемого энергоснабжения. И только инвестор в генерацию может выбирать из всех трех моделей.


Когда число выигранных судебных исков к «серым» генераторам станет критическим и «серая» модель уйдет из практики, у участников рынка останутся в распоряжении организационно-правовые конструкции, позволяющие добиваться существенных экономических эффектов, оставаясь в правовом поле. Чего и добивались инициаторы концепции первого российского промышленного микрогрида – активного энергетического комплекса.



Дацко Ксения – руководитель Дирекции по развитию бизнеса Группы компаний НТЦ ЕЭС.

Просмотров: 44Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все