Проблемы и перспективы угольной отрасли

В июне этого года глава правительства РФ Михаил Мишустин утвердил программу развития угольной промышленности России до 2035 года. Согласно ей, добыча угля в России должна увеличиться до 485 млн тонн к 2035 году по консервативному сценарию и до 668 млн тонн – по оптимистичному сценарию. Прогноз по экспорту составляет от 259 млн до 392 млн тонн соответственно».

Сказать, что это чрезвычайно амбициозные планы, значит почти ничего не сказать. Довольно продолжительное время добыча угля в России росла с темпами 5%-6% в год, и к 2018 году превысила уровень советских времен. Около половины, может чуть меньше, добываемого в стране угля продается на экспорт. Но в последние пару лет темпы роста добычи и экспорта заметно замедлились, а в текущем году на фоне падения рынка энергетического сырья показатели и вовсе пошли вниз. По данным ФТС в январе-августе экспорт каменного угля из РФ снизился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 11,1% в натуральном выражении (в тоннах), и на 28,9% в денежном (в долларах США).

Так вот, получается, что по утвержденной программе развития за 15 лет добыча угля в России должна будет вырасти консервативному сценарию более чем на 10% (что вполне реально), а по оптимистическому – более чем в полтора раза по сравнению с прошлым годом, в котором, по данным Минэнерго, она составила 36,99 млн т. При этом доля экспорта увеличится с 43,4% от добычи в прошлом году до 53,4% – 58,7% соответственно. Экспорт угля, получается, должен вырасти на 36,5% по консервативному сценарию и вдвое – по оптимистическому. А внутреннее потребление, если за таковое считать разницу между добытым углем и проданным за рубеж, по оптимистическому сценарию может вырасти примерно на 12% или снизится на 8,5% по консервативному.

Даже если исходить из консервативного прогноза правительства, как раз именно рост экспорта каменного угля на треть за 15 лет выглядит наиболее труднодостижимым, не говоря уже о росте вдвое по оптимистичному сценарию. В возможностях добычи сомнений гораздо меньше, одно только Эльгинское месторождение может добавить порядка 30 млн т угля. Есть еще проект «Востокуголь» по добыче высококачественного антрацита на Таймыре, который должен обеспечить часть загрузки СМП, хотя эффективность добычи угля в Арктике пока под большим вопросом – затраты слишком велики.

Но как с возможностью продать добытое? Доля угля в мировом энергетическом балансе снижается под влиянием экологической повестки и усилением борьбы с углеродными выбросами. Как видно из последнего обзора британской нефтегазовой компании BP, эта доля снизилась до минимальных значений за последние 16 лет. Потребление угля в 2019 году снизилось на 0,6%, и это уже четвертое снижение за последние шесть лет. При этом рост производства угля в мире составил 1,5%.

Да, уголь все еще остается основным источником топлива для электростанций, занимая долю в 36% мирового производства электроэнергии, но за 15 лет процесс замены угля газом и возобновляемыми источниками энергии будет только ускоряться. Да и в России развитие и модернизация энергогенерации также будут идти скорее в сторону большего использования природного газа, чем каменного угля.

Надежда угольщиков – на страны ЮВА. Именно благодаря росту его потребления быстрорастущими экономиками Китая и Индии, мировые объемы спроса на уголь снижаются не так быстро, как его доля в глобальном энергобалансе.

В Китае, где недавно тоже была принята программа по сокращению выбросов СО2 и развитию возобновляемой энергетики, уголь все еще остается основным энергоресурсом. Хотя доля угля в энергетике КНР снизилась с 2/3 в начале века до примерно 1/2, благодаря бурному росту промышленности потребление угля продолжает увеличиваться в объемных показателях. Кроме того, Китай является крупнейшим инвестором в развитие угольной энергогенерации в 27 развивающихся странах, в том числе в Южной Африке, Вьетнаме, Бангладеш, Пакистане и Индонезии.

В Индии динамика из-за сравнительно низкой стартовой базы еще внушительнее – страна за 10 лет фактически удвоила потребление каменного угля, которое уже приближается к отметке в 500 млн тонн в год.

Это сохраняет перспективы для роста экспорта российского угля именно в восточном направлении, в то время как в традиционном для экспорта западном направлении спрос снижается с заметным ускорением. Однако, проблема в том, что восточное транспортное направление в РФ менее развито, а транспортировка на Восток через южные и западные порты создает слишком большое транспортное плечо. Это сказывается на эффективности угольных компаний, которую приходится поддерживать, субсидируя тарифы на перевозку угля.

Программа развития угольной отрасли должна быть поддержана развитием транспортной инфраструктуры. Необходимо увеличивать пропускную способность железных дорог восточного полигона и перевалочные мощности дальневосточных портов. В принципе, такая задача ставится в инфраструктурной части нацпроектов. В частности, за счет РЖД к 2024 году планируется расширить пропускную способность БАМа и Транссиба до 180 млн тонн в год.

Калачев Алексей – аналитик ГК «ФИНАМ».

Просмотров: 60Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

© 2019 Teplovichok Today. Сайт создан на Wix.com

  • White Facebook Icon
  • White Twitter Icon
  • Google+ Иконка Белый